Алиса в Стране чудес

 


7.1. Болванщик

Есть все основания полагать, что, работая над Болванщиком, Тенниел воспользовался предложением Кэрролла взять за модель некого Теофилиуса Картера, чудаковатого торговца мебелью, жившего неподалеку от Оксфорда (а не премьер-министра Гладстона). Его прозвали Безумным Шляпником - отчасти из-за того, что он всегда носил цилиндр, отчасти из-за эксцентричных идей. Изобретенная им "кровать-будильник", которая будила спящего, сбрасывая его в нужную минуту на пол (она выставлялась в Хрустальном дворце на Всемирной выставке в 1851 г.), помогает понять, почему Болванщика у Кэрролла так волнует мысль о времени и о том, как разбудить Мышь-Соню. Нельзя не заметить, что в этом эпизоде много предметов, напоминающих о профессии Картера (стол, кресло, конторка).

Болванщик, Заяц, Мышь-Соня не фигурировали в первоначальном варианте сказки, вся глава о Безумном чаепитии была добавлена позже. В "Зазеркалье" появятся как гонцы короля Болванс Чик и Зай Атс (гл.VI). В экранизации "Алисы", сделанной в 1933 г. фирмой "Парамунт", роль Болванщика играл Эдвард Эверетт Хортон, а Мартовского Зайца - Чарльз Ригглз. В мультипликационном фильме Уолта Диснея 1951 г. Эд Уинн читал роль Болванщика, а Джерри Колонна - Зайца.

Известный американский ученый Норберт Винер писал в главе 14 своей автобиографии:

"Бертрана Рассела можно описать одним-единственным способом, а именно - сказав, что он вылитый Болванщик... Рисунок Тенниела свидетельствует чуть ли не о провидении".

Винер указывает далее, что философы Дж. М. Э. Мак-Таггарт и Дж. Э. Мур, коллеги Рассела по Кембриджу, чрезвычайно походили на Мышь-Соню и Мартовского Зайца. Всех троих в Кембридже называли "Троица Безумного чаепития".


7.2. Мышь-Соня

Английская мышь-соня - живущий на дереве грызун, больше напоминающий маленькую белку, чем мышь. Название dormouse происходит от латинского dormire (спать) и объясняется тем, что эти животные зимой впадают в спячку. В отличие от белки, эти мыши - животные ночные, так что даже и в мае (то есть в месяц приключений Алисы) днем они спят. Из книги "Воспоминания Уильяма Майкла Россетти" (1906) мы узнаем, что "прототипом" Сони, возможно, был ручной вомбат Данте Габриэля Россетти, имевший обыкновение спать у него на столе. Кэрролл знал семейство Росcетти и порой навещал их.


7.3. Чем ворон похож на конторку?

Знаменитая загадка Болванщика породила множество толков во времена Кэрролла. В предисловии к изданию 1896 г. он писал:

"Меня так часто спрашивают о том, что можно найти в ответ на загадку Болванщика, что мне следует, пожалуй, запечатлеть здесь вариант, который мог бы, как мне кажется, быть достаточно приемлемым, а именно: "С помощью того и другого можно давать ответы, хоть и плоские; их никогда не ставят не той стороной!" Впрочем, это мне приходило в голову уже позже; загадка поначалу не имела отгадки".

Существуют и другие варианты отгадки: несколько весьма остроумных дает американец Сэм Ллойд в изданной посмертно "Энциклопедии головоломок" (S. Lloyd. Cyclopedia of Pazzles, 1914), [...]


7.4. Алиса подумала и ответила: - Четвертое.

Ответ Алисы позволил определить дату приключений Алисы в стране Чудес. Если принять во внимание, что в предыдущей главе устанавливается месяц (май), то число тем самым будет 4 мая. Это был день рождения Алисы (она родилась 4 мая 1852 г.). Когда Кэрролл впервые рассказал Алисе сказку, ей было 10 лет, однако судя по всему (см. примечания к гл. I "Зазеркалья"), героине сказке около семи лет. На последней странице рукописи "Приключения Алисы под землей", которую писатель подарил Алисе, он приклеил ее фотографию, снятую им в 1859 г., когда ей было семь лет.

А. Л. Тейлор в своей книге "Белый Рыцарь" отмечает, что 4 мая 1862 г. разница между лунным и солнечным месяцами была ровно два дня. Это позволяет, по его мнению, предположить, что часы Болванщика показывают лунное время, и объясняет его слова: "отстали на два дня". Если Страна чудес находится где-то недалеко от центра Земли, отмечает Тейлор, положение Солнца безразлично для определения времени, однако фазы луны останутся неизменными. В пользу этого предположения говорит также связь между "лунный" и "лунатик", "безумный"; однако трудно поверить, что Кэрролл имел все это в виду при написании сказки.


7.5. Какие смешные часы! - заметила она. - Они показывают число, а не час!

Еще забавнее часы немецкого профессора из книги Кэрролла "Сильви и Бруно" (гл. 23). Если перевести их стрелки назад, то и события переводятся в прошлое - интересное предвосхищение "Машины времени" Герберта Уэллса. Но это еще не все. Если нажать на этих часах на пружину "обратный ход", события начинают идти назад - получается некое зеркальное воспроизведение линейного времени.

Невольно вспоминается одно из ранних соображение Кэрролла о том, что остановившиеся часы вернее, чем те, что отстают на минуту в день. Первые показывают точное время дважды в сутки, в то время как вторые - лишь раз в два года. "Возможно, - продолжает Кэрролл, - ты спросишь: "Как же мне все-таки узнать, что сейчас восемь часов? Ведь по моим часам я этого не узнаю. " Терпение! Ты знаешь: когда наступит восемь часов, твои часы будут верны. Прекрасно! Значит ты должен держаться следующего правила: гляди, не отрываясь, на свои часы; как только они покажут правильное время, настанет восемь".


7.6. Ты мигаешь, филин мой! Я не знаю, что с тобой.

Песня Болванщика пародирует первую строфу известного стихотворения Джейн Тейлор "Звезда"


Ты мигай, звезда ночная!
Где ты, кто ты - я не знаю.
Высоко ты надо мной,
Как алмаз во тьме ночной.

Только солнышко зайдет,
Тьма на землю упадет, -
Ты появишься, сияя,
Так мигай, звезда ночная!

Тот, кто ночь в пути проводит,
Знаю, глаз с тебя не сводит:
Он бы сбился и пропал,
Если б свет твой не сиял.

В темном небе ты не спишь,
Ты в окно ко мне глядишь.
Бодрых глаз не закрываешь,
Видно, солнце поджидаешь.

Эти ясные лучи
Светят путнику в ночи.
Кто ты, где ты - я не знаю,
Но мигай, звезда ночная
[...]

7.7. Поэтому здесь и накрыто к чаю? - спросила она.

Это было написано еще до того, когда обычай пить чай в пять часов пополудни стал повсеместным в Англии. В доме Лидделлов чай подавали в шесть часов, когда дети ужинали.

А. С. Эддингтон и некоторые другие физики, занимавшиеся теорией относительности, сравнивали Безумное чаепитие, где стрелки часов всегда стоят на шести, с той частью модели космоса Де Ситтера, в которой течение времени остановилось (см. главу 10 книги: F. S. Eddington. Space, Time and Gravitation).


7.8. Жили-были три сестрички, - быстро начала Соня. - Звали их Элси, Лэси и Тилли, а жили они на дне колодца...

Три сестрички - это Алиса и ее сестры. Элси - так произносятся инициалы Лорины Шарлотты по-английски (L. C., то есть Lorina Charlotte); Тилли - сокращенное от Матильды, шуточное имя, присвоенное в семействе Лидделлов Эдит; а Лэси (Lacie) - не что иное, как анаграмма имени Алиса (Alice), [...]



К главе VII
Безумное чаепитие
К главе VIII
Королевский крокет

Программирование & дизайн Сopyright © 2003-2012 "Cherry-Design" | Тираж странички: 1 (+1)
Права на тексты, переводы и иллюстрации к книгам принадлежат их авторам
Copyright © 2003-2012 Михаил Мельников | cherry-design@mail.ru