Алиса в Стране чудес

 

С минуту она стояла и смотрела в раздумье на дом. Вдруг из лесу выбежал ливрейный лакей и забарабанил в дверь. (Что это лакей, она решила по ливрее; если же судить по его внешности, это был просто лещ). Ему открыл другой ливрейный лакей с круглой физиономией и выпученными глазами, очень похожий на лягушонка. Алиса заметила, что у обоих на голове пудреные парики с длинными локонами. Ей захотелось узнать, что здесь происходит, - она спряталась за дерево и стала слушать.

Лакей-Лещ вынул из-под мышки огромное письмо (величиной с него самого, не меньше) и передал его Лягушонку.

- Герцогине, - произнес он с необычайной важностью. - От Королевы. Приглашение на крокет.

Лягушонок принял письмо и так же важно повторил его слова, лишь слегка изменив их порядок:

- От Королевы. Герцогине. Приглашение на крокет.

Затем они поклонились друг другу так низко, что кудри их смешались.

Алису такой смех разобрал, что ей пришлось убежать подальше в лес, чтобы они не услышали; когда она вернулась и выглянула из-за дерева, Лакея-Леща уже не было, а Лягушонок сидел возле двери на земле, бессмысленно уставившись в небо.

Алиса робко подошла к двери и постучала.

- Не к чему стучать, - сказал Лакей. - По двум причинам не к чему. Во-первых, я с той же стороны двери, что и ты. А во-вторых, они там так шумят, что никто тебя все равно не услышит.

И правда, в доме стоял страшный шум - кто-то визжал, кто-то чихал, а временами слышался оглушительный звон, будто там били посуду.

- Скажите, пожалуйста, - спросила Алиса, - как мне попасть в дом?

- Ты бы еще могла стучать, - продолжал Лягушонок, не отвечая на вопрос, - если б между нами была дверь. Например, если б ты была там, ты бы постучала, и я бы тогда тебя выпустил.

Все это время он, не отрываясь, смотрел в небо. Это показалось Алисе чрезвычайно невежливым.

- Возможно, он в этом не виноват, - подумала она. - Просто у него глаза почти что на макушке. Но на вопросы, конечно, он мог бы и отвечать.

- Как мне попасть в дом? - повторила она громко.

- Буду здесь сидеть, - сказал Лягушонок, - хоть до завтра...

В эту минуту дверь распахнулась, и в голову Лягушонка полетело огромное блюдо. Но Лягушонок и глазом не моргнул. Блюдо пролетело мимо, слегка задев его по носу, и разбилось о дерево у него за спиной.

- ...или до послезавтра, - продолжал он, как ни в чем не бывало.

- Как мне попасть в дом? - повторила Алиса громче.

- А стоит ли туда попадать? - сказал Лягушонок. - Вот в чем вопрос.

Может быть, так оно и было, но Алисе это совсем не поправилось.

- Как они любят спорить, эти зверюшки! - подумала она. - С ума сведут своими разговорами!

Лягушонок, видно, решил, что сейчас самое время повторить свои замечания с небольшими вариациями.

- Так и буду здесь сидеть, - сказал он, - день за днем, месяц за месяцем...

- Что же мне делать? - спросила Алиса.

- Что хочешь, - ответил Лягушонок и засвистел.

- Нечего с ним разговаривать, - с досадой подумала Алиса. - Он такой глупый!

Она толкнула дверь и вошла.

В просторной кухне дым стоял столбом; посредине на колченогом табурете сидела Герцогиня и качала младенца; кухарка у печи склонилась над огромным котлом, до краев наполненным супом.

- В этом супе слишком много перцу! - подумала Алиса. Она расчихалась и никак не могла остановиться.

Во всяком случае, в воздухе перцу было слишком много. Даже Герцогиня время от времени чихала, а младенец чихал и визжал без передышки. Только кухарка не чихала, да еще - огромный кот, что сидел у печи и улыбался до ушей.

- Скажите, пожалуйста, почему ваш кот так улыбается? - спросила Алиса робко. Она не знала, хорошо ли ей заговорить первой, но не могла удержаться.

- Потому, - сказала Герцогиня. - Это чеширский кот - вот почему! Ах ты поросенок!

Последние слова она произнесла с такой яростью, что Алиса прямо подпрыгнула. Но она тут же поняла, что это относится не к ней, а к младенцу, и с решимостью продолжала:

- Я и не знала, что чеширские коты всегда улыбаются. По правде говоря, я вообще не знала, что коты умеют улыбаться.

- Умеют, - отвечала Герцогиня. - И почти все улыбаются.

- Я ни одного такого кота не видела, - учтиво заметила Алиса, очень довольная, что беседа идет так хорошо.

- Ты многого не видала, - отрезала Герцогиня. - Это уж точно!

Алисе совсем не понравился ее тон, и она подумала, что лучше бы перевести разговор на что-нибудь другое. Пока она размышляла, о чем бы ей еще поговорить, кухарка сняла котел с печи и, не тратя попусту слов, принялась швырять все, что попадало ей под руку, в Герцогиню и младенца: совок, кочерга, щипцы для угля полетели им в головы; за ними последовали чашки, тарелки и блюдца. Но Герцогиня и бровью не повела, хоть кое-что в нее попало; а младенец и раньше так заливался, что невозможно было понять, больно ему или нет.

- Осторожней, прошу вас, - закричала Алиса, подскочив со страха.

- Ой, прямо в нос! Бедный носик! (В эту минуту прямо мимо младенца пролетело огромное блюдо и чуть не отхватило ему нос).

- Если бы кое-кто не совался в чужие дела, - хрипло проворчала Герцогиня, - земля бы вертелась быстрее!

- Ничего хорошего из этого бы не вышло, - сказала Алиса, радуясь случаю показать свои знания. - Только представьте себе, что бы сталось с днем и ночью. Ведь земля совершает оборот за двадцать четыре часа...

- Оборот? - повторила Герцогиня задумчиво. И, повернувшись к кухарке, прибавила:

- Возьми-ка ее в оборот! Для начала оттяпай ей голову!

Алиса с тревогой взглянула на кухарку, но та не обратила на этот намек никакого внимания и продолжала мешать свой суп.

- Кажется, за двадцать четыре, - продолжала задумчиво Алиса, - а может, за двенадцать?

- Оставь меня в покое, - сказала Герцогиня. - С числами я никогда не ладила!

Она запела колыбельную и принялась качать младенца, яростно встряхивая его в конце каждого куплета.


Лупите своего сынка
За то, что он чихает
Он дразнит вас наверняка,
Нарочно раздражает!

Припев: Гав! Гав! Гав!

(Припев подхватили младенец и кухарка). Герцогиня запела второй куплет. Она подбрасывала младенца к потолку и ловила его, а тот так визжал, что Алиса едва разбирала слова.


Сынка любая лупит мать
За то, что он чихает.
Он мог бы перец обожать,
Да только не желает!

Припев: Гав! Гав! Гав!

- Держи! - крикнула вдруг Герцогиня и швырнула Алисе младенца.

- Можешь покачать его немного, если это тебе так нравится. А мне надо пойти и переодеться к крокету у Королевы.

С этими словами она выбежала из кухни. Кухарка швырнула ей вдогонку кастрюлю, но промахнулась.

Алиса чуть-чуть не выронила младенца из рук. Вид у него был какой-то странный, а руки и ноги торчали в разные стороны, как у морской звезды. Бедняжка пыхтел, словно паровоз, и весь изгибался так, что Алиса с трудом удерживала его.

Наконец она поняла, как надо с ним обращаться: взяла его одной рукой за правое ухо, а другой - за левую ногу, скрутила в узел и держала, не выпуская ни на минуту. Так ей удалось вынести его из дома.

- Если я не возьму малыша с собой, - подумала Алиса, - они через денек-другой его прикончат. Оставить его здесь - просто преступление!

Последние слова она произнесла вслух, и младенец тихонько хрюкнул в знак согласия (чихать он уже перестал).

- Не хрюкай, - сказала Алиса. - Выражай свои мысли как-нибудь по-другому!

Младенец снова хрюкнул. Алиса с тревогой взглянула ему в лицо. Оно показалось ей очень подозрительным: нос такой вздернутый, что походил скорее на пятачок, а глаза для младенца слишком маленькие. В целом вид его Алисе совсем не понравился.

- Может, он просто всхлипнул, - подумала она и посмотрела ему в глаза, нет ли там слез.

Слез не было и в помине.

- Вот что, мой милый, - сказала Алиса серьезно, - если ты собираешься превратиться в поросенка, я с тобой больше знаться не стану. Так что смотри!

Бедняжка снова всхлипнул (или всхрюкнул - трудно сказать!), и они продолжали свой путь в молчании.

Алиса уже начала подумывать о том, что с ним делать, когда она вернется домой, как вдруг он опять захрюкал, да так громко, что она перепугалась. Она вгляделась ему в лицо и ясно увидела: это был самый настоящий поросенок! Глупо было бы нести его дальше. Алиса пустила его на землю и очень обрадовалась, увидев, как весело он затрусил прочь.

- Если б он немного подрос, - подумала она, - из него бы вышел весьма неприятный ребенок. А как поросенок он очень мил!

И она принялась вспоминать других детей, из которых вышли бы отличные поросята.

- Знать бы только, как их превращать, - подумала она и вздрогнула. В нескольких шагах от нее на ветке сидел Чеширский Кот. Завидев Алису, Кот только улыбнулся. Вид у него был добродушный, но когти длинные, а зубов так много, что Алиса сразу поняла, что с ним шутки плохи.

- Котик! Чешик! - робко начала Алиса. Она не знала, понравится ли ему это имя, но он только шире улыбнулся в ответ.

- Ничего, - подумала Алиса, - кажется, доволен. Вслух же она спросила:

- Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?

- А куда ты хочешь попасть? - ответил Кот.

- Мне все равно... - сказала Алиса.

- Тогда все равно, куда и идти, - заметил Кот.

- ...только бы попасть куда-нибудь, - пояснила Алиса.

- Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. - Нужно только достаточно долго идти.

С этим нельзя было не согласиться. Алиса решила переменить тему.

- А что здесь за люди живут? - спросила она.

- Вон там, - сказал Кот и махнул правой лапой, - живет Болванщик. А там, - и он махнул левой, - Мартовский Заяц. Все равно, к кому ты пойдешь. Оба не в своем уме.

- На что мне безумцы? - сказала Алиса.

- Ничего не поделаешь, - возразил Кот. - Все мы здесь не в своем уме - и ты, и я.

- Откуда вы знаете, что я не в своем уме? - спросила Алиса.

- Конечно, не в своем, - ответил Кот. - Иначе как бы ты здесь оказалась?

Довод этот показался Алисе совсем не убедительным, но она не стала спорить, а только спросила:

- А откуда вы знаете, что вы не в своем уме?

- Начнем с того, что пес в своем уме. Согласна?

- Допустим, - согласилась Алиса.

- Дальше, - сказал Кот. - Пес ворчит, когда сердится, а когда доволен, виляет хвостом. Ну а я ворчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я не в своем уме.

- По-моему, вы не ворчите, а мурлыкаете, - возразила Алиса. - Во всяком случае, я это так называю.

- Называй как хочешь, - ответил Кот. - Суть от этого не меняется. Ты играешь сегодня в крокет у Королевы?

- Мне бы очень хотелось, - сказала Алиса, - но меня еще не пригласили.

- Тогда до вечера, - сказал Кот и исчез.

Алиса не очень этому удивилась - она уже начала привыкать ко всяким странностям. Она стояла и смотрела на ветку, где только что сидел Кот, как вдруг он снова возник на том же месте.

- Кстати, что сталось с ребенком? - сказал Кот. - Совсем забыл тебя спросить.

- Он превратился в поросенка, - отвечала Алиса, и глазом не моргнув.

- Я так и думал, - сказал Кот и снова исчез.

Алиса подождала немного, не появится ли он опять, но он не появлялся, и она пошла туда, где, по его словам, жил Мартовский Заяц.

- Шляпных дел мастеров я уже видела, - говорила она про себя. - Мартовский Заяц, по-моему, куда интереснее. К тому же сейчас май - возможно, он уже немножко пришел в себя.

Тут она подняла глаза и снова увидела Кота.

- Как ты сказала: в поросенка или гусенка? - спросил Кот.

- Я сказала: в поросенка, - ответила Алиса. - А вы можете исчезать и появляться не так внезапно? А то у меня голова идет кругом.

- Хорошо, - сказал Кот и исчез - на этот раз очень медленно. Первым исчез кончик его хвоста, а последней - улыбка; она долго парила в воздухе, когда все остальное уже пропало.

- Д-да! - подумала Алиса. - Видала я котов без улыбки, но улыбки без кота! Такого я в жизни еще не встречала.

Пройдя немного дальше, она увидела домик Мартовского Зайца. Ошибиться было невозможно - на крыше из заячьего меха торчали две трубы, удивительно похожие на заячьи уши. Дом был такой большой, что Алиса решила сначала съесть немного гриба, который она держала в левой руке. Подождав, пока не вырастет до двух футов, она неуверенно двинулась к дому.

- А вдруг он все-таки буйный? - думала она. - Пошла бы я лучше к Болванщику!



Глава VI
Поросенок и перец

- Ты бы еще могла стучать, - продолжал Лягушонок, не отвечая на вопрос, - если б между нами была дверь





































































- Скажите, пожалуйста, почему ваш кот так улыбается? - спросила Алиса робко. Она не знала, хорошо ли ей заговорить первой, но не могла удержаться. - Потому, - сказала Герцогиня. - Это чеширский кот - вот почему!
Глава VII
Безумное чаепитие

Программирование & дизайн Сopyright © 2003-2012 "Cherry-Design" | Тираж странички: 45 (+6)
Права на тексты, переводы и иллюстрации к книгам принадлежат их авторам
Copyright © 2003-2012 Михаил Мельников | cherry-design@mail.ru